Previous Entry Поделиться Next Entry
Суд над "Орлецом" - 2, часть первая
aqualungmf
Оригинал взят у kraiukhin в Суд над "Орлецом" - 2, часть первая


Ироничные размышления о серьезном деле




9 января в Управление ФСБ по Орловской области поступило заявление восьми граждан с требованием "проверить на наличие состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ" нескольких материалов, размещенных на сайте "Орлец".

Среди "подписантов" были предприниматели, управляющий размещенного в областном центре молодежи "Полет" прихода несуществующего храма святого великомученика Георгия Победоносца города Орла, руководитель общественной организации и даже сотрудник Орловского управления наркоконтроля (это, ежели кто подзабыл, государевы люди, называющие себя "гомосексуалистами разумными").



Спустя несколько дней начальник орловского УФСБ Виктор Задворный обратился к ректору ОГУ Федору Авдееву с просьбой "провести исследование текста представленных материалов"



Две недели два доцента одной кафедры русского языка Людмила Власова и Ирина Попова трудились над выполнением задания ФСБ, после чего на свет появилось т.н. "Консультационное исследование".

Даже беглое чтение этого труда вызывает немало вопросов. Складывается впечатление, что авторы старательно подгоняли выводы под нужный результат, причем зачастую с умным видом говорили о вещах, в которых абсолютно не разбираются. Единственное, что можно предположить с достаточно большой долей вероятности, так это малый словарный запас орловских до́центов.

Вот с этого и начнем. По мнению "специалистов" фраза "есть свидетели, которые были крайне удивлены богатейшим словарным запасом нового владыки" содержит информацию об "использовании в речи нелитературных, инвективных слов и выражений". Проще говоря, филологи считают, что "богатый словарный запас" означает "матерится, как сапожник" (да простят меня представители этой уважаемой профессии). Таким образом, отсутствие в заключении нелитературных, инвективных слов и выражений создают впечатление того, что словарный запас педагогов ОГУ крайне беден.

Впрочем, впечатление слабого владения русским языком по мере чтения заключения, лишь усиливается.

Фразу "подружился с нашим генералом, отслужил какой-то молебен" педагоги-русисты толкуют как "информация о представлении действий церковнослужителю как светских и малозначимых". Здесь мало того, что преподаватели "падежов не умеют", так сотрудники кафедры русского языка, судя по всему, не догадываются о существовании словарей русского языка, в которых можно почерпнуть немало интересного. К примеру, известный лингвист Сергей Ожегов в своем толковом словаре размещает "какой-то - Не заслуживающий внимания, уважения" лишь на четвертую строчку. А на первой стоит "Неизвестно какой". Впрочем, возможно, что первый вариант просто-напросто не позволяет подогнать ответ под нужный результат.

Авторы заключения пытаются использовать "умные" слова, содержание которых им явно неизвестно. "Первосвятитель Владимир Мономах представлен в образе главаря преступной организации", - с гневом пишут они. Правда, будь у них образование на уровне трех классов ЦПШ такого бы "текста слов" не появилось. Батюшка разъяснил бы им то, что не изучали они на лекциях по научному атеизму: Владимир Мономах не был ни первосвятителем, ни даже святителем.

Но, пожалуй, самое анекдотичное, что в силу своего шибко большого старания, до́центы умудрились отыскать вражду "к представителям православного вероисповедания" (скажите мне, пожалуйста, кто это такие?) не только в словах профессора Московской духовной академии, богослова и философа, автора официального учебника по Основам православной культуры протодиакона Русской Православной Церкви Андрея Кураева, но даже в абсолютно неизвестной орловским филологиням "Повести временных лет" летописца Нестора...



Тем не менее, получив подобное заключение, возбудился известный уже всей стране прокурор Советского района Владимир Миронов, тот самый, который в прошлом году уже пытался запретить сначала Орлец, а потом и Википедию. Поняв, что давненько он ничего не запрещал, он быстренько подготовил заяву в Советский райсуд с требованием признать экстремистскими материалами пять материалов из свободной орловской энциклопедии. При этом в своем заявлении он даже не удосужился подобрать мотивировку к своим требованиям.

В заяве кандидат юрнаук добросовестно цитирует Федеральный закон: "В силу п. 3 ст. 1 Федерального закона от 25.07.2002 N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" экстремистскими материалами признаются предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности".

Похоже, Дмитрич так торопился, что не прочитал как следует закон: эта норма записана не в 3-м, а в 4-м пункте. Но самое главное, ни в прокурорской заяве, ни в выводах филологинь нет и слова о призывах к осуществлению экстремистской деятельности или хотя бы о ее оправдании. Прокурор не скрывает, что признает, что он хочет запретить иронично либо неприязненно относиться к православию.



Хочу воспользоваться случаем и пригласить всех желающих 17 июня прийти к 14 часам в Советский районный суд: судья вызвала для допроса до́центов-филологинь, которым придется доказывать антиправославность дьяка Кураева и летописца Нестора.

Я, кстати, собираюсь завтра же обратиться в прокуратуру Советского района с требованием признать экстремистскими "Повесть временных лет", "Русскую историю с древнейших времен" М.Покровского, "Русь incognita" С.Трусова, газету "Бутовские ведомости" и др. - словом те материалы, где "иноверцы (язычники) представляются людьми неразумными, темными, живущими безнравственно" (© Л.Власова, И.Попова). А заодно и на дьяка Кураева телегу накатаю: нефиг к православию вражду разжигать.

ЗЫ.
Хорошо, что этим педагогшам и Миронову никогда в жизни не попадались книги Лескова. Они б его за "Мелочи архиерейской жизни" наверняка бы в экстремисты записали.


?

Log in